Деревни и села,  Опалиха

Про поселок Опалиха

Из тех селений, которые в 2005 г. вошли в город Красногорск, наи­большей известностью пользуется дачный поселок Опалиха.

Старинная легенда, а вслед за ней авторы изданной в 1909 г. книги «Спутник по Московско-Виндавской дороге» объясняли название посел­ка тем, что здесь в XVII в. жил в опале патриарх Никон. На самом деле Опалиха никогда ему не принадлежала, а ее название было известно еще за столетие до этих событий. Оно восходит к середине XVI в., когда в ме­жевой грамоте 1542 г., определявшей границы «плотницкой земли», при­надлежавшей Архангельскому собору московского Кремля, названа в со­ставе этой вотчины деревня Опалихинская.

Через несколько десятилетий она запустела и перешла в другие руки. Писцовая книга 1584 г. упоминает небольшое поместье служилого чело­века Ивана Губина, пожалованное ему из «порозжих» земель Поместного приказа, в котором числились три пустоши: «пустошь, что была деревня Владычня, пустошь что была деревня Опалихина, пустошь, что была де­ревня Загарье».

Названия пустошей Опалихина и Загарье связаны с бывшим когда-то лесным пожаром. Это память о той далекой эпохе, когда крестьяне, шаг за шагом наступая на лесные дебри, отвоевывали огнем и топором новые места для пашни и селились около них, образуя деревни в один-два дво­ра. Но откуда могло произойти название Владычня? Ведь словом «влады­ка» называли только высших церковных сановников.

Это имение граничило с землями села Нахабина, принадлежавшего в XV в. роду бояр Плещеевых, основателем которого был боярин Федор Бяконт, живший еще на столетие раньше, во времена Ивана Калиты. Он был отцом митрополита Алексея, наставника и соратника великого князя Дмитрия Донского в борьбе за объединение русских княжеств вокруг Москвы. Очень заманчиво было бы предположить, что старинная дерев­ня Владычня входила в сыновний надел Алексея. полученный из отцов­ского нахабинского владения. В таком случае возникновение этих назва­ний можно было бы отнести к XIV столетию. Но, к сожалению, доказать это пока невозможно.

Об Иване Губине нам не известно ничего, кроме имени. Не имея соб­ственных крестьян, он отдавал свою землю и покосы «на оброк» за опре­деленную часть урожая крестьянину села Нахабина Кириллу Иванову. А из писцовой книги 1627 г. мы узнаем, что «Иваново поместье Губина» вновь попало в список «порозжих» земель, то есть лишившихся своего хозяина. (РГАДА. Ф. 1209, on. 1, е.х. 9806).

Не ранее середины столетия пустошь Опалиха заселяется вновь и по­лучает название «сельцо Константиновское, Опалиха тож*. Но вскоре оно снова опустело, в нем остались лишь двор вотчинника и двор бобыльский без людей, когда в 1672 г. его пожаловали в поместье дьяку Тимофею Литвинову.

Новый владелец в следующем году выкупил поместье в вотчину. Пис­цовая книга 1686 г. отмечает в его господском дворе 8 человек (приказ­чик с сыном, семья скотника и две крестьянских семьи). 8 человек в двух бобыльских дворах, да еще семь человек числилось в бегах! Документ по­дробно перечисляет имена бежавших и указывает время их побега. (РГА­ДА. Ф. 1203. On. 1, ex. 283. Л. 118).

В 1704 г. сельцо Константиновское, Опалиха тож записано за стольни­ком Василием Ивановичем Чаадаевым, приходившимся прадедом изве­стному писателю XIX в. Описание отметило, что во дворе вотчинника жил приказчик с сыном, в конюшенном дворе – конюх с сыном, в скот­ном дворе два человека, а также в бобыльском дворе — бобыль с сыном. Но Чаадаев недолго владел имением, которое к 1709 г. перешло к Воейко­вым и записано уже как Алексеевское, Опалиха тож

С таким названием на протяжении столетия это владение стало родо­вым имением Николевых. Документы ревизского учета позволяют пред­ставить картину развития села. Согласно ревизской сказке 1726 г., за Его­ром Ивановичем Николевым в селе «Алексеевское. Опалиха тож» жили «на месячине» наемные работники конюх и скотник — Константин Ива­нов 69 лет с 2 сыновьями и Тимофей Федотов 75 лет с 3 сыновьями: «а помещикову пашню не пашут, и всякую работу управляют работники, при­ходя из других господина моего вотчин».

При сыне Николева в 1744 г. здесь было уже 25 ревизских душ. Мате­риалы Генерального межевания сообщают, что в 1768 г. сельцо по-преж­нему находилось в собственности генерал-майора Николая Егоровича Николева, а в 8 крестьянских дворах числились 23 ревизских души, кото­рые были «на пашне», то есть на барщине. Из 196 десятин земельных уго­дий 3 десятины были заняты «под селением», 34 десятины — под пашней, 19 десятин — под сенными покосами и 136 десятин занимали леса. Здесь уже сложилась усадьба — выстроен деревянный господский дом, рядом с ним вырыты пруды и разбит регулярный сад с плодовыми деревьями. Со­хранился составленный в это время план имения, на котором господская усадьба показана напротив крестьянских дворов, а также отмечены боль­шие копаные пруды площадью почти 2 десятины. При Н.Е. Николеве был также построен флигель на каменном фундаменте с башенкой, в которой действовала небольшая домовая церковь.

Жители сельца были приписаны к приходу нахабинской церкви По­крова богородицы. В 1775 г., по сведениям исповедных книг, здесь уже от­мечены 47 душ мужского и 49 женского пола, и среди них записан свя­щенник домовой церкви Яков Иванов в возрасте 69 лет. Вскоре генерал-майор Николев по неизвестной причине сменил приход. Он был похоро­нен в селе Черневе, и жители Опалихи в дальнейшем числились в прихо­де черневской церкви Успения Пресвятой Богородицы.

Ревизская сказка 1783 г. свидетельствует, что за два десятилетия, с 1762 г., в сельце вдовствующей тайной советницы Марьи Ивановны Николевой с детьми значительно сократилось мужское население: умерли 7 человек, бежал 1, отпущен на волю 1, переведены в другие имения 5 человек. Оста­лись в сельце только 18 душ мужского пата, но за то же время число жен­щин увеличилось с 18 до 36 человек. В 1800 г. владельцем сельца значится уже внук генерала Юрий Алексеевич Николев. впоследствии новороссий­ский губернатор. Согласно «Экономическим примечаниям» этого времени, в сельце «дом господский деревянный, а стужбы при нем каменные, сад ре­гулярный с плодовитыми деревьями», жителей все столько же. (ЦГВИА. Ф. ВУА, е.х. 18861). Хозяин расширяет границы своего имения. В 1800 г. он приобрел из нахабинских земель пустошь Ратову со 108 десятинами зем­ли, и от графа СП. Ягужинского — отдаленную от Опалихи деревню Болдино с 38 ревизскими душами и 300 десятинами земельных угодий.

О конфликте из-за домового храма рассказывает донесение благо­чинного в 1803 г.:

«домовая церковь святого Николая Чудотворца нахо­дится в особом флигеле, без всякого призрения и на сыром месте, поче­му много церковной утвари попортилось, на иконах в иконостасе краска потрескалась, одежды на престоле и жертвеннике ветхие; без дозволения начальства в церкви сделан новый деревянный пол, причем было при­косновение к престолу, а на самой церкви сделана голубятня».

Домовый храм был упразднен, но при этом Юрий Алексеевич церков­ную утварь оставил у себя. А в 1807 г. он продал Опалиху тайной советнице Н.А. Карповой и при этом вывез большинство крепостных в другие имения. И снова почти с ноля начинается постепенное развития сельца Опалихи. В 1821 г. НА Карпова по духовному завещанию отдала сельцо с 10 душами мужского и 9 женского пола княжне Наталии Петровне Обо­ленской, последняя в том же году перевела в Опалиху из Пензенской гу­бернии 8 душ мужского и 5 женского пола, после чего продала имение действительной статской советнице Елене Сергеевне Корнеевой. Та также позаботилась о развитии сельца, купив 11 душ мужского пола и  душ жен­ского пола из Костромской губернии, а затем 4 души мужского и 4 женско­го пола из Орловской губернии. (ЦИАМ. Ф. 98 on. 1, е.х. 131,138.190).

Сельцо Алексеевское-Опалиха занимало удобное положение около тракта, который шел из Москвы в Ново-Иерусалимский монастырь и да­лее на Волоколамск. Оно заинтересовало богатого соседа, князя Николая Борисовича Юсупова, который задумал на бойком месте организовать образцовое хозяйство. 25 июля 1825 г. он купил сельцо с 33 душами муж­ского и 25 женского пола, «с господским и крестьянским всяким строени­ем, со скотом и с птицами и всякого рода с садами, прудами и со всем крестьянским имуществом» за 60300 рублей ассигнациями. (РГАДА. Ф. 1290, оп. 3, ex. 2545).

Вскоре здесь начинается бурная строительная деятельность. Уже в 1825 г. в отчете управляющего сообщалось, что «на скотном дворе камен­ная работа окончена, у людского флигеля и башни при ней тоже, в поло­вине скотного двора устроена конюшня о 26 стойлах и 4 дойника, в ка­менной конюшне, что около башни, делаются стойла».

В следующем году на «мелочные расходы» по строительству управляющему было выдано 10 тыс. рублей. В его рапортах сообщается об отделочных работах в доме и флигелях, о строительстве новой конюшни, скотного двора, риги и трех башен специально для украшения усадьбы. В 1827 г. Н.Б. Юсупов отдает распоряжение о покраске дома в желтый цвет, а башен — в белый, о по­садке рядами берез и ельника по дороге от кирпичного завода, о заведе­нии питомника для клена, вяза и липы. Как и в Архангельском, его инте­ресует не прибыльность хозяйства, а возможность похвалиться перед гостями и соседями. В господских огородах выращиваются редкие ово­щи, на скотном дворе коровы английской и тирольской пород подбира­ются по масти, «и ежели будут лишние по экономии, то некрасивых про­давать». Неудивительно, что убытки намного превышали прибыль, полу­ченную от продажи продуктов и скота. Из отчетов видно, что в 1828 г. на­чинается строительство трактира: — укладывается фундамент длиной 64 сажени, изготовлены 8 рам, на «воздушный сарай» употреблено кирпича 30500. (Там же, е.х. 2462,2471,2523). И хотя строительство из-за кончины Николая Борисовича осталось незавершенным, необычный вид усадьбы Юсупова с причудливыми башнями и башенками сохранялся вплоть до середины XX в.

В 1832 г. его сын князь Борис Николаевич Юсупов продал сельцо Алексеевское, Опалиха тож с 32 душами мужского пола надворному со­ветнику, лейб-медику Федору Христиановичу Рамиху. (РГИА. Ф. 1350 оп. 306, е.х. 1, кн. 2).

Этот владелец отличился своей жестокостью. Звенигородскому уездному суду несколько раз приходилось разбираться с жалобами крестьян на то, что в наказаниях он нередко доходил до членовредительства. Од­ному из крестьян помещик вырвал клок бороды, другому сломал руку, собственноручно бил тяжелым кнутом крепостных женщин и девушек. Когда в 1848 г. представителем власти ему вторично было сделано заме­чание, Рамих возмутился на «неблагодарность» крестьян и заявил, что продаст их всех в течение полугода. (ЦИАМ. Ф. 389, оп. 3, е.х. 35). С тех пор в Опалихе по всем документам вплоть до революции числился лишь пустующий большую часть года помещичий дом. Дальнейшая же судьба проданных крестьян осталась неизвестной.

В 1852 г. усадьба числилась записанной к продаже, но только пятью годами позже имение было продано с публичного торга за 22 100 рублей провизору Андрею Федорову Фарбрихеру на удовлетворение по просро­ченной закладной надворного советника Ф.Х. Рамиха». (Там же. Ф. 743, оп. 3, е.х. 214).

В начале XX в. хозяином имения стал врач фон Штейн. Усадебные по­стройки сдавались дачникам. На месте, где некогда располагалась домо­вая церковь, была поставлена часовня.

После Октябрьской революции крестьяне соседней деревни Ново-Ни­кольское разделили помещичье поле около старой усадьбы на душевые наделы, а господских коров передали солдаткам и в беднейшие семьи. Были выделены участки и самому Гомелю, его жене и управляющему, но те уехали, даже не дождавшись урожая.

Со временем постройки в усадьбе ветшали и постепенно приходили в негодность. О былом величии напоминала только ограда с парадными воротами, пилоны которых украшали двойные колонны, и с двумя ка­менными башнями по углам. Из жилых помещений сохранялся только флигель причудливой формы — с мезонинами и балконом, с бельведе­ром и деревянной башней над ним. До 1923 г. в нем размещался органи­зованный крестьянами клуб, а затем несколько лет находилась детская колония «Васильки». В 1930-х гг. старые постройки были снесены, и на их месте было возведено здание пансионата Коммунистического универси­тета трудящихся Востока, переданное затем Международному обществу помощи рабочим. Здесь бывали на отдыхе многие зарубежные гости, рабочие-революционеры из разных стран. С января 1942 г. в здании был размещен эвакогоспиталь, а в 1945 г., после его перевода в Болшево, ор­ганизован дом отдыха «Опалиха».

Что касается железнодорожной платформы Опалиха. то дом фон-Штейна крестьяне перевезли в Гореносово для устройства школы. К 1925 г. при платформе построены несколько домов крестьян, выделившихся на отруба. Одновременно появляются и первые дачники. Согласно опи­санию 1928 г., при станции имелось 24 участка с целым рядом новеньких дач. В 1928 г. началась застройка первой улицы — Садовой, а в 1930-х гг. здесь получали участки жители деревни Тушино, дома которых подлежа­ли сносу в связи со строительными работами при прокладке канала Москва — Волга. Поодаль от усадьбы, на месте старинной пустоши Плотниче, в 1930 г. организуется отделение совхоза имени XVI партсъезда. Впрочем, просуществовало оно недолго — несколько лет спустя на его основе создан виварий, где разводили кроликов для исследовательских учреждений Народного комиссариата здравоохранения. Здесь было по­ложено начало строительству жилого поселка Лекарственного треста, при котором в 1938 г. возник небольшой завод «Лектехпром всего с 50 работниками, впоследствии он увеличивался и менял названия: «Фабри­ка лекарственных растений», «Московский завод по переработке лекарст­венного сырья», с 1969 г. «Красногорсклексредства».

Население быстро возрастало. По сведениям 1939 г. в дачном посел­ке Опалиха проживали 192 семьи с 634 жителями. В поселке питомника Лекарственного трес­та записаны 105 се­мей и 311 жителей, при станционной буд­ке на 28-м километре — З7 человек

В военные годы многие жители были связаны с обслужива­нием госпиталя, кото­рый размещался в до­ме отдыха. В связи с реконструкцией же­лезной дороги здесь появился строитель­ный участок. Однако решающим для развития поселка стало его расположение в одном из живописных уголков Подмосковья. Свою роль сыграло и улучшение транспортного сообщения со столицей в связи с переводом пассажирского движения на электрическую тягу.

Уже в первые послевоенные годы здесь широко развертывается стро­ительство индивидуальных дач и поселков различных организаций. Строятся поселок рабочих Красногорского механического завода, посел­ки полярников и нефтяников, железнодорожников и старых большеви­ков, дачные хозяйства различных предприятий и учреждений. На запад­ной окраине поселка создается дом отдыха геологов «Серебрянка», а в ок­рестностях возникает несколько пионерских лагерей. К 1951 г. на терри­тории так называемой «Старой Опалихи числилось 990 хозяйств и 2 333 жителя, при фабрике лекарственных растений — 209 человек, в поселке «Главсевморпути» — 298 человек, в домах 240-го завода — 358 человек, в поселках строительных и ремонтных организаций — около тысячи чело­век, более 150 человек жили в поселках при домах отдыха «Серебрянка» и «Опалиха».

Все это привело к тому, что в 1952 г. Опалиха официально признает­ся дачным поселком. В дальнейшем проведены значительные работы по благоустройству: уложены асфальтовое покрытие на проезжей части главных улиц и более 15 километров асфальтированных тротуаров, газифицированы общественный жилой фонд и дома индивидуальной заст­ройки, водопровод стал обеспечивать жителей артезианской водой, по­строены поликлиника и амбулатория. В 1958 г. вступил в строй первый в сельской местности двухэтажный клуб, созданный по типовому проекту. Он стал Красногорским районным Домом культуры, открытие которого было приурочено к Дню учителя. Состоялся большой праздничный кон­церт московских артистов, среди которых особенно запомнилось яркое выступление дуэта молодых певцов, одним из которых был малоизвест­ный тогда Иосиф Кобзон.

В 1957 г. в дачном поселке Опалиха числилось свыше 7,5 тыс. жите­лей, но в летний период их количество увеличивалось в несколько раз. В 1962 г. в его состав были включены селения Новоникольского сельсове­та. Живописные окрестности привлекали сюда массу туристов. Посте­пенно поселок приобретает некоторые городские удобства — в 1960-х гг. здесь открыта средняя школа, а в настоящее время действуют средняя школа и гимназия. Выросла сеть магазинов и предприятий сферы обслу­живания, но единственным крупным промышленным предприятием на территории Опалихи остается ОАО «Красногорсклексредства», на кото­ром ныне трудится 400 человек

В 2005 г. поселок Опалиха был включен в состав муниципального образования «Город Красногорск».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *